НА КРОВИ

БЕСПРЕДЕЛ

Ирина Бунтова

Заключённым обещан массовый террор. И уже начат
Должностные лица, творящие беззакония, — это преступники. Но они продолжают оставаться на своих местах. Не прекращается поток возмущений из-за того, что людей избивают, пытают, насилуют, но никого за это не наказывают. Это общеизвестно, такое — по всей России. Куда смотрит Президент?!

Мой муж, Бунтов Виталий Маратович, уже 11-й год сидит в тюрьме. В 2001 году по сфабрикованному делу на него навесили кучу статей. Суд и следствие были заодно. Разбираться никто не хочет. В надзоре нам было отказано. Вначале назначили пожизненное. Потом в кассационном порядке изменили срок на 25 лет. Фальсификация настолько явна, что наш адвокат изумился: такого он никогда не встречал! Тем не менее, мы до сих пор не можем добиться справедливости, хоть куда только ни жаловались.

В 2010 году, в колонии в городе Донском Тульской области Виталий подвергся страшным пыткам. Били по голове, по почкам, потом вырвали все ногти. Ему под ногти загоняли иглы, отгибали края ногтей и вырывали их. Многие удивлялись: как же Виталий всё это пернёс, как выжил? А выжил он только потому, что у него есть семья, которая не устаёт бороться и доказывать его невиновность.

После пыток его заставили убирать камеру, и он этими окровавленными руками ползал и украдкой собирал свои ногти только для того, чтобы иметь доказательства изуверств. Но даже имея вещественные доказательства, и представленые нами результаты разных экспертиз, подтверждающих пытки, никто не собирался расследовать эти преступления.

Что только ни вытворяло следствие!.. Как фальсифицировало факты и прикрывало «своих»! Это такой позор! Страшные люди, хуже зверей. Позор их жёнам, позор их детям! Просто не представляю, как они живут с этим проклятием.

Два года мы добивались возбуждения уголовного дела. Два года мы писали, стучали, кричали — и, слава Богу, совсем недавно все-таки дело было возбуждено. Но вы же прекрасно понимаете, что возбудить дело — не значит, что будет что-то доказано и виновные понесут наказание .Дело не возбудили в отношении преступников-изуверов — нет: возбудили дело просто по факту. Конечно же, постараются всё замять.

… Сейчас мой муж находится в городе Плавске, в колонии ИК-4. Там сейчас новый начальник: некто Доброславский. И в колонии стал насаждаться безумныь, страшный террор. Доброславский, распоясавшись и отпустив все тормоза, открыто пообещал, что утопит лагерь в крови, теперь всё будет тщательно скрыто, никакие жалобы выходить не будут и ничего не будет доказано.

Вот письмо моего мужа Виталия Бунтова, в котором он подробно рассказывает об этом кошмаре. Кто дал право пытать заключённых, мучить, калечить. Я хочу, чтобы мой муж вышел целым и невредимым. Я не хочу дойти до того, чтобы читать о нём некролог. Я кричу сейчас Президентам в квадрате: услышьте хоть кто-то из вас!

Люди, давайте объединятся и добиваться правды!

Письмо заключённого Виталия Бунтова

Прошу опубликовать это мое сообщение о том, что происходит в ИК-4 г. Плавск пос. Белаягора, Тульской области, с приходом врио начальника колонии Доброславского.С.В.

22 марта 2012г. в ИК-4 пришлабумага из УФСИН по Тульской области, о том, что прежний начальник ИК-4 Чекмазов В.Ю., снят с должности. Вместо него временно исполняющим обязанности начальника назначен Доврославский С.В. Сразу же по прибытии он заявил, что его поставили для того, чтобы «закрутить намертво гайки террором».

26 марта, в 13:50 Доброславский С.В. вызвал меня, осуждённого Бунтова В.М., в кабинет отдела безопасности и не скрывая прямо сказал мне, что он не гарантирует мою безопасность; что у него ко мне личные претензии за Кочетыгова, а также, что руководство УФСИН по Тульской области поручило ему заткнуть мне рот и разобраться со мною. И он намерен выполнить это распоряжение.

За то, что мы добились возбуждения уголовного дела по ИК-1 г. Донской, они «в долгу не останутся». Все это сопровождалось отборным матом. Фактически поступили угрозы моей жизни и здоровью, администрация ИК-4 преследует меня за мои законные требования и реализацию права на подачу жалоб против её незаконных действий.

Кроме того, Доброславский С.В. не скрывая говорил, что лично начальник УФСИН по Тульской области поручил ему полностью «сломать лагерь», т.е. выжить террором всякое желание жаловаться, чтобы сделать ИК-4 первым
лагерем в управлении, из которого не выходила бы ни одна жалоба, и все бы панически боялись писать жалобы. А после этого опыт распространить на все колонии Тульской области. Что он сломает всех, и если надо — утопит лагерь в крови.

Руководство ИК-4 в лице Макаркина, Лысикова, Лемегова, Никитина, Оскарова и др. с радостью подхватили этот почин. И наперегонки стали насаждать террор в лагере всеми возможными способами. В процессе этих незаконных действий 27 марта по неофициальному приказу Доброславского С.В. Макаркиным , Лысиковым, Никитиным, Оскаровым и другими сотрудниками было избито в общей сложности семь человек в дежурной части учреждения, в том числе и осужденный Шубин, который после этого скрылся в штрафном изоляторе.

В атмосфере страха и беспричинной жестокости, установленной администрацией, этот случай шокировал и возмутил всех. К администрации обратились некоторые осужденные с просьбой прекратить беспричинный террор против граждан, содержащихся в учреждении. Но их никто не стал слушать.

28 марта для того, чтобы привлечь внимание общественности к этим «гулаговским» зверствам, в знак протеста осужденные не вышли на работу в рабочую зону, не вышли на учебу в производственные училище, отказались от пищи. Причём, никаких агрессивных действий против сотрудников не предпринималось.

В 9:00 час. к воротам колонии подъехало три больших автобуса, и два грузовика. Ворота открылись и в жилую зону ворвались в касках, полностью экипированные спецсредствами спецназовцы отряда «Гриф» ( спецназ по Тульской области), и около 400 человек в форме ФСИН. Спецназ и ФСИНовцы группами разбежались по отрядам и в штрафной изолятор. Выгнав осужденных на улицу, до 12 часов терроризировали лагерь, но сопротивление никто не оказывал. После этого «захватчики» вынесли из отрядов все личные вещи осужденных и вывезли их из учреждения на нескольких доверху наполненных грузовиках.

Особенно жестоко обошлись со штрафным изолятором и СУСом. В обеденное время всех принудительно вывели в столовую и заставили принимать пищу.
Сотрудники, выгнав всех из отряда, начали переписывать фамилии, угрожали, что они будут «крутиться» по ст.321 УК (дезорганизация работы учреждения).

Осужденные не бунтовали, а протестовали. Они не лезли в драку, а в знак протеста отказались от пищи. На всех, кто не вышел на работу, написали рапорта.
С утра до 15:00 часов было выключено электричество. До 19:00 часов была отключена общая антенна. В 19:00часов в жилую зону вошли Доброславский С.В., председатель ОНК (Общественной наблюдательной комиссии) Воронцов и др.; представители ОНК, начальник управления Лещев В.И., его заместитель Полянцев, пресс. секретарь службы УФСИН РФ Риммер, Колоссов, прокурор, оперативники УФСИН по Тульской области и др. заинтересованные в сокрытии реальных событий лица. Они группами в окружении спецназа прохаживались по плацу и заседали в штабе. Выходили очень довольные, смеялись. Вся масса ФСИНовцев находилась в жилой зоне возле дежурной части до позднего вечера.

Своё вторжение они представили как заранее запланированный общелагерный «шмон». Поэтому сейчас всё преподносят как бунт. Был протест, а не бунт, сопротивления никто не оказывал. Семь осужденных жестоко избили за один день, а до этого сколько били… При Доброславском С.В. каждый день что-нибудь происходит. Сейчас активно формируются необъективные материалы о том, что якобы нарушений закона нет и виноваты сами осужденные. Избиение осужденных признали законным, а представители ОНК по Тульской области (господин Воронцов), как всегда активно лоббируют интересы УФСИН и дискредитирует саму идею общественного контроля за местами лишения свободы.

В первом отряде находится бригада КСП ( контрольно следовой полосы). Это осуждённые, которые помогают отделу безопасности — осужденные-активисты. После массовой конфискации вещей у осужденных лагеря, вечером, сотрудники Макаркин, Лысиков, Никитин вынесли из административного здания членам этой бригады восемь мешков, набитых вещами, и подарили им наши вещи, которые они как стервятники поделили между собой.

Я прошу не оставлять все происходящее в ИК-4 без внимания общественности. Администрация колонии настроена продолжать насаждать террор , чтобы все боялись жаловаться и давать показания против администрации. Очередная проверка, как всегда ничего не подтвердит — это уже понятно всем.

Осужденный Бунтов В.М., которому администрация угрожает расправой.

От редакции

«Кругозор», который, как уже сообщалось, взял осужденного В.М. Бунтова и всех, содействующих объективному расследованию его дела, под защиту гласностью, продолжит информировать всеконтинентальную читательскую аудиторию о событиях, касающихся дела Виталия Бунтова.

Источник: Кругозор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>